ЭКО-Архитектура

Не стоит ждать прорывов в «зеленом» строительстве — Кузнецов

Кузнецов
Главный архитектор Москвы Сергей Кузнецов. Фото www.facebook.com/sergey.kuznetsov.9 © Главный архитектор Москвы Сергей Кузнецов оценил перспективы энергоэффективного строительства в России. По его словам, оно еще долго не будет массовым. Причины в дешевизне энергоресурсов и отсутствии стратегического планирования в девелопменте на перспективу нескольких десятилетий.

В России пока не стоит ожидать серьезных прорывов в «зеленом» строительстве из-за дешевизны энергоресурсов. Такую точку зрения в интервью изданию VTimes высказал главный архитектор Москвы Сергей Кузнецов.

«Формирование устойчивой среды, которая живет по более экономичным правилам, меньше потребляет, меньше выбрасывает, — это однозначно правильно. Но, честно говоря, пока энергия дешево стоит, я бы не ожидал особенных прорывов. И хотя тема осознанного потребления стала проявляться больше, к сожалению, всё равно в реальности это важно для очень маленького количества очень продвинутых пользователей», — констатировал Кузнецов.

Главный архитектор Москвы добавил, что против развития «зеленого» строительства работает и отсутствие стратегического планирования в девелопменте на десятилетия вперед.

«Экономичные здания строить сильно дороже, чем не экономичные, и вернуть эти затраты за счет экономии энергии — это пока за горизонтом жизни одного поколения. А привычки вкладывать в настолько далекое будущее, на столетия, в стране пока нет. Тренд одноразовости тоже никто не отменял. Строить здание, рассчитанное на 10 лет, думая об энергоэффективности, которая начнет окупаться через 25-30 лет, согласитесь, странно», — пояснил Кузнецов.

Чиновник добавил, что серьезные изменения в данной сфере могут произойти только по инициативе властей. «Если на государственном уровне сделают обязательным определенные сертификаты на здание, тогда да, это продвинет тему. Но пока у нас такая регуляция не введена, ожидать массового ухода от неэффективной технологии не стоит», — резюмировал главный архитектор Москвы.

Дарья Василькова — об экологии дизайна
О целях и методах устойчивого дизайна, философии винтажа и будущем upcycling…

Дарья Василькова, Art Group: «Наша цель — создать тренд на эстетичный устойчивый дизайн»
Интервью 24/09/2020, Подготовила Мария Шевцова
Дизайнер Дарья Василькова Дизайнер Дарья Василькова © Глобальный тренд на экологичность не оставляет равнодушными и дизайнеров интерьера. В эпоху массового потребления они призывают к осознанному и бережному отношению к вещам. О целях и методах устойчивого дизайна, философии винтажа и будущем upcycling порталу Ради Дома PRO рассказала архитектор Дарья Василькова. AddThis Sharing ButtonsShare to FacebookShare to VkontakteShare to TwitterShare to ПечатьShare to E-mail
 

— Сегодня вы один из самых оригинальных российских дизайнеров. Творческая самобытность — скорее свойство вашей натуры или результат проб и ошибок, осознанной борьбы против стандартов?

— Наверно, тут соединилось и творчество, и поиск себя, и сопротивление сложившемуся порядку вещей. Я занимаюсь архитектурой и дизайном около 10 лет. 10 лет строек и ремонтов! Каждый раз видишь огромное количество не только строительных отходов, но и качественных материалов, которые были закуплены с запасом. Мы любим плитку и активно интегрируем ее в наши проекты, и каждый раз, избавляясь от остатков, задумывались: «Ведь можно же не выбрасывать». Так, однажды пришла идея использовать для декорирования комодов плитку, оставшиеся запасы и сколы, выкладывая из них мозаику. Другая история связана с путешествиями. Мои партнеры в Италии показали мне стоки, куда со всей Италии привозят старые джинсы Levi’s. Когда видишь горы из старых джинсов ростом с человека, невольно примеряешь это на себя и количество людей вокруг. Текстильная промышленность наносит огромный вред окружающей среде, загрязняя воду, и хочется противостоять этому. Таким образом, созрела идея создания мягкой модульной мебели со съемными чехлами из бу джинсов.

— Что вы вкладываете в понятие устойчивый дизайн интерьера? Как это коррелирует с современными стандартами экологического строительства?

— Устойчивый дизайн — это часть общего осознанного отношения к миру вокруг, и начинается оно с себя. Лично для меня это ответы на вопросы: что? и зачем? Что мы покупаем и что влияет на наш выбор покупки? Ее стоимость, выгода при покупке, бренд, который оправдывает стоимость. Но сегодня этого мало. Важна история предмета. Из чего он сделан, кто и при каких условиях производил ту или иную вещь? Готовы ли мы стать частью этой истории? Следующий вопрос — зачем? Зачем мы покупаем? Так ли нам нужна десятая рубашка или платье, или мы поддаемся шопоголическому инстинкту, и остальное не важно? Это все транслируется и на дизайн, и на строительство. Экологичное строительство — это, прежде всего, отношение, которое должно перерасти в образ жизни. Материалы, технологии, энергосберегающие системы, позитивный тренд на отказ от дополнительного декорирования, например, бетона или кирпича, или, наоборот, их интегрирование в дизайн-проект. Помните, как раньше всё зашивали в гипсокартон? Хорошо, что мода 90-х на так называемый евроремонт ушла в прошлое.

Комод REDA из коллекции GZHEL, частично декорированный осколками плитки / Art Group

— Какие цели вы преследуете? У вас есть единомышленники?

— Конечно, мы не спасем мир от мусора, и такой цели не ставим. Наша цель — создать тренд на эстетичный устойчивый дизайн. Своим примером показать и научить. Это просто: стоит однажды начать, и меняется образ жизни, через работу осознанное отношение передается на другие сферы жизни. Да, есть единомышленники и среди дизайнеров, и среди строителей. В этом году два наших комода взяла в свою галерею итальянская галеристка Россана Орланди, которая поддерживает дизайнеров, работающих с вторичными материалами, по всему миру. Мы рады, что представляем Россию среди других стран. И конечно, надеемся, это вдохновит наших российских коллег.

— Расскажите о своем увлечении upcycle и винтаж. Когда вы заинтересовались этими направлениями? Охотно ли встречают такие предметы декора ваши заказчики?

— Я всегда любила блошиные рынки, из которых мой любимый — Брадери в Лилле. Он традиционно проходит в первый уикенд сентября. Каждый год в течение последних лет (кроме этого года, конечно) мы ездим во Францию в поисках винтажных сокровищ. Для меня это органичная история: несколько лет я жила в Голландии, и там винтаж — не что-то необычное, а вполне себе часть интерьера практически любого дома или квартиры. Люди не стремятся приобретать новое, если можно использовать старое. У них получается классно комбинировать винтаж и современные предметы интерьера. В России, когда на нас буквально хлынул поток потребительского разнообразия, мы выбросили старое или отвезли на дачу. Этот голод потребления, мне кажется, еще не удовлетворен. И мы забыли наши ремесленные традиции, например лоскутное шитье, которое, по сути, является примером upcycling. Да, заказчики всегда открыты к таким предметам декора. Более того, есть такие, которые, познакомившись с нашими работами, приходят именно за ними. Нам доверяют делать дизайн, который может рассказать историю, а не шаблонный вариант с бежевыми стенами.

Винтажные светильники, мебель и ковер REDA upcycle / Art Group— Какое будущее у этих направления в дизайне интерьера?

— Самое светлое. Пандемия нас встряхнула во всех смыслах. Многие, сидя дома на карантине, перебирали антресоли и шкафы и пересмотрели взгляд на старые вещи. Мы стали осознанней в отношении собственного дома тоже. Посмотрите, как популярны видео DIY — do it yourself, сделай сам. Я думаю, тренд сохраниться. Многие стали меньше зарабатывать, и все — меньше путешествовать; для некоторых дом стал местом работы или учебы. Мы стали более осознанно относится к своему пространству, и upcycling и винтаж — неотъемлемая часть этого отношения.

— А что вас особенно привлекает на блошиных рынках?

— Привлекает история вещей. В этом, наверное, главная ценность винтажа — история, которая стоит за ним. Не только каждая вещь уникальна, даже каждое несовершенство этой вещи уникально: откуда появилась эта царапина или скол на посуде? Вообще, винтаж в глобальном смысле учит нас толерантности: быть терпимее к себе, своему пространству, не зацикливаться на идеальном состоянии и не впадать в истерику из-за изъянов. Видеть красоту в несовершенстве и проще относиться к жизни. Не надо бояться использовать винтаж. Некоторые считают, что это слишком заумно, и лучше я поступлю шаблонно, как привык — выкину испорченное и заменю новым. У винтажа нет правил, кроме: «мне это нравится и у меня классные воспоминания от его покупки или приобретения». И, кстати, это может стать отличным рассказом для ваших гостей, если, кроме фото, вы еще продемонстрируете вещь с блошиного рынка и расскажете, как это покупали.



Диван REDA со съемными чехлами из старых джинсов LEVI’s / Art Group
— Расскажите о Вашей коллекции мебели и интерьерных аксессуаров REDA в концепции upcycle.


— RE — это приставка, в смысл которой заложено осознанное отношение: еще раз подумать, еще раз использовать. DA — наш позитивный ответ устойчивому дизайну. Мебель REDA представлена коллекциями мебели: комоды, декорированные керамической плиткой и ее остатками, и диваны со съемными чехлами из б/у джинсов и тканей армейских палаток, а также Rusalki Family — интерьерные подушки-русалки и ковры — 100% upcycling, сделанные из старых джинсов, армейских палаток, павлопосадских платков и бабушкиного вязания.

В этом году мы представили две новые коллекции комодов: Broken Art и We Art 2020. Broken Art — коллекция, посвященная проблемам окружающей среды и переработке мусора, который символично является разбитым сердцем (broken heart) нашей планеты. В слове heART мы увидели ART — искусство и творчество, которые могут рассказать о проблеме другим.

We Art 2020 — наша коллаборация с фондом «Семьи СМА». Мы предложили детям с диагнозом СМА нарисовать рисунки на тему «Мечта» и прислать нам. Для нас 2020 год — год испытаний, и подсознательно мы хотим, чтобы с его окончанием закончилась и нестабильность. Для детей, чья мышечная активность уменьшается с каждым днем, этот год — год жизни, после которого будет тяжелей. И своими рисунками дети делают этот год творческим, раскрашивают его своими красками и придумывают своих персонажей. Это очень позитивная коллекция из-за человеческого начала и ее цель — задать тренд на гуманистическое направление в бизнесе, в противовес потребительскому. Мы хотим и верим, что нашу инициативу поддержат не только другие дизайнеры, но и владельцы бизнеса.

Amager Bakke: мусоросжигательный завод и ТЭЦ с лыжными трассами на крыше

Здание, возвышающееся над промышленным ландшафтом сквозь дымку, способно ежегодно перерабатывать 440 тыс. тонн мусора в чистую энергию. Не менее удивительное оно и с эстетической точки зрения: дизайнеры решили создать фасад, который органично бы вписывался в местный пейзаж и сочетал сразу несколько функций – и у них это получилось.

В прошлом году по заказу правительства Копенгагена датское архитектурное бюро Бьярке Ингельса BIG спроектировало уникальный мусоросжигательный завод и электростанцию, работающую на отходах. Проект получил название Amager Bakke и представляет собой футуристическое строение с сухой лыжной трассой и парком на крыше.

Горные лыжи в равнинном Копенгагене

На крыше завода распложена сухая лыжная трасса – склон, который имитирует характерные свойства горнолыжного. Здесь жители и гости города могут заниматься горнолыжным спортом круглый год.

К трассам можно попасть на лифте, который прилегает к дымовой трубе. Одна из его стен выполнена из стекла: сквозь нее видно все, что происходит внутри электростанции.

Геометрия крыши позволяет разместить тут три спуска с разными уровнями сложности, благодаря чему трассой могут пользоваться как новички, так и профессионалы.

Пышный сад на крыше

Помимо лыжной трассы, на крыше здания разместился бар, смотровая площадка, зона для занятий кроссфитом, пешеходная и беговая тропа длиной 490 метров – и все это в окружении буйной зелени.

Проект озеленения, разработанный бюро SLA Architects, призван создать место, где жизнь бьет ключом: прогуливаются люди, цветут пышные клумбы, вокруг них роятся пчелы, а на деревьях гнездятся птицы. При этом поверхность электростанции должна поглощать тепло и вредные частицы воздуха, минимизировать ливневые стоки.

Функциональный фасад

Здание «обернуто» в полотно из установленных друг на друга алюминиевых блоков. Отверстия между ними пропускают солнечный свет внутрь станции и в административные пространства. Сами блоки выступают также в роли кадок, в которых можно будет высадить разные растения. На одной из стен оборудована 85-метровая зона для скалолазания.

Кольца дыма

Бюро BIG проводило отдельную краудфандинговую кампанию на сайте Kickstarter, чтобы собрать деньги на разработку трубы, выпускающей не просто дым, а пар в виде колец диаметром 25 метров и высотой три метра. Для создания прототипа команда работала с Космической лабораторией Питера Мэдсена и Датским техническим университетом.

Таким образом, первый в мире генератор пара в виде колец выпускает по кольцу на каждую тонну углекислого газа, произведенную электростанцией.


 

Грады стараться

Депутаты Госдумы меняют содержание и механизм принятия основных документов развития городов

Генпланы развития городов ждут революционные изменения: в них появятся территории с неопределённым функционалом (в настоящее время они могут быть, например, жилыми или промышленными), а сами градостроительные документы могут приниматься вообще без карт размещения городских объектов. Об этом говорится в поправках к Градостроительному кодексу РФ, единогласно принятых депутатами Государственной Думы. Более того, генпланы и связанные с ними правила землепользования и застройки смогут принимать не только местные депутаты, но и администрации. Эксперты считают, что в случае принятия поправок Минстрой России потеряет контроль над застройкой городов, а в самих мегаполисах начнётся градостроительный хаос и усилятся конфликты вокруг строек.

Поправки к Градостроительному кодексу РФ об упрощении процедуры подготовки и согласования документов территориального планирования внесены в Госдуму Правительством России в феврале 2020 года. Первоначально речь шла о схемах территориального планирования, однако ко второму чтению появились нормы, значительно меняющие наполнение генпланов городов и механизм их принятия.

В частности, у регионов фактически появилось право упрощать и выхолащивать генпланы. Так, в статье 23 Градкодекса предложено добавить часть. 9, которая позволяет в плане развития города закреплять территории без функционального зонирования (этот параметр определяет, например, разрешается ли на этой территории жилое или промышленное строительство, или же это парковая зона). В поправках говорится и о том, что генпланы вообще могут не содержать «карту планируемого размещения объектов»: её разрешается утвердить после, причём сделать это местные администрации смогут в порядке, который чиновники сами и определят.

Известно, что в генплане и связанных с ним правилах землепользования и застройки закладываются долгосрочные параметры развития городов. Так, генплан развития Москвы до 2025 года предусматривал деление столицы на зону «стабилизации» и «реорганизации», строительство 81-го миллиона квадратных метров жилья и 60-ти небоскрёбов и удвоение протяжённости линий метрополитена. Утверждение документа в 2009 году проходило со скандалами и жалобами жителей в основном на точечную застройку: поступило 70 тысяч замечаний, из которых власти учли 30 тысяч

Столичный генплан принимала Мосгордума, но в этот механизм предлагается внести правки. Так, в статье 31 ГрК РФ, где говорится, что правила землепользования и застройки утверждают представительные органы местного самоуправления, предлагается добавить возможность одобрения такого документа и «местной администрацией, если это предусмотрено законодательством субъекта Российской Федерации».

В конце 2018 года Президент России Владимир Путин поручал Правительству РФ к марту 2019 года подготовить предложения, предусматривающие переход в градостроительной политике от генпланов крупных городов к иным документам – определяющим стратегические направления развития мегаполисов. В Минстрое сказали, что вопрос находится в ведении Минэкономразвития. В этом ведомстве сообщили, что законопроект наделяет субъекты Российской Федерации «правом уточнения состава и содержания генпланов… с учётом социально-демографического состава и плотности населения». В Минэкономразвития добавили, что его принятие позволит «в полной мере обеспечить выполнение поставленной Президентом РФ задачи сокращения сроков подготовки строительства».

«Во всём мире» генпланы развития городов принимают представительные органы, а не администрации, напоминает исполнительный директор фонда «Институт экономики города» Татьяна Полиди. Она видит в поправках противоречие статье 130 Конституции РФ: «В ней говорится, что местное самоуправление обеспечивает самостоятельно решение населением вопросов местного значения. А генплан – базовый документ, определяющий самый главный вопрос местного значения – долгосрочное развитие территории города. Получается, что мы переносим базовое решение по развитию городской среды с представительного органа на администратора, резко снижая возможности участия граждан в этом процессе».

«По идее в генплане должны быть две составляющих – концепции развития города и правила конкретных территорий, – рассуждает профессор Высшей школы урбанистики Григорий Ревзин.

Депутат Мосгордумы Сергей Митрохин обращает внимание, что поправки ко второму чтению вносились в «режиме конспирации». «Задача перед Госдумой, видимо, стоит в устранении любых препятствий для крупных застройщиков», – предполагает господин Митрохин, который оспаривал генплан развития Москвы до 2025 года в ряде инстанций, включая Европейский суд по правам человека. В пример депутат приводит функциональные зоны: «Даже если они изначально установлены чиновниками произвольно, они всё равно принимают форму закона, который сложно менять. Для этого нужно проводить публичные слушания. Сейчас же разрешают вообще зоны не устанавливать. Ну, давайте Градостроительный кодекс отменим и напишем: стройте что хотите». Господин Ревзин называет функциональное зонирование «позавчерашним днём в градостроительстве», но признаёт, что для разрешения строительства «многие зарабатывали на схеме перевода земли из одной функциональной зоны в другую».

Татьяна Полиди считает, что принятие поправок приведёт лишь к росту градостроительных конфликтов и коррупции: «Инициатива не соответствует основам рыночной экономики. И так процветает точечная застройка, а мы теперь легализуем возможность произвольных, не обоснованных перед сообществом горожан решений». Акционер девелоперской компании «Эра» Роман Соркин уверен, что законопроект спровоцирует «хаотичную застройку городов».

Григорий Ревзин отмечает, что ранее генпланы малых российских городов готовились централизованно, а поправки «отменяют центральные инстанции», ослабляя позиции Минстроя: «Центр теряет часть власти».

Источник: «Коммерсантъ»

ПОДЕЛИТСЯ
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •